Дмитрий Кустанович. Воскресенье

Я ужасно стал болтлив на холсте и на бумаге. Даже закусить попробовал один, чтобы никого не потревожить своей болтливостью. Вряд ли это уже алкоголизм. 
Нет, я люблю людей и даже нуждаюсь в прекрасных людях. Но вот случилось, что как-то решил зайти в маленький ресторанчик и закусить. Сам. 
Сам с собой поговорил, а после потопал домой. 
«Предатель ты, Моцарт, что выпил без меня», — сказала Наташенька. Но сильно не расстроилась, потому что выпил немного, и что меня выдавало, так только небольшой запах, который быстро растворился в атмосфере домашнего счастья.
Так вот, задумался за тем милым столиком. Я частенько позволяю себе задумываться, но здесь накатила на меня задумчивость чужая. Даже, можно сказать, — одинокая задумчивость. Даже испугался я этой задумчивости, потому что была она не моя. Чужеродная была задумчивость.
Она ничем себя не проявила, разве что странным ощущением всесезонности. Картину захотелось нарисовать, чтобы победить эту тоску-тоскущую. И победил.
Всесезонная задумчивость — это такая задумчивость, которая проявлялась у меня ещё в детстве. По воскресеньям перед понедельником. Ближе к вечеру. Это когда воскресенья уже нет, а понедельника ещё нет.
Неуютность такого явления точно не осознал, но понял одно, — без воскресенья мы жить не можем.
Хорошая у нас вера. Как и у всех, кто радуется.

Художник Дмитрий Кустанович. Дождь и облако

Дмитрий Кустанович. Дождь и облако, 45х55 см, 2023