Дмитрий Кустанович. Синий вечер

Даже когда мы всей страной в трусах будем стоять перед открытыми холодильниками, Родина нас будет ждать. И когда мы очнемся, она будет ждать. И когда трудовые будни пойдут своим чередом, Родина будет нас ждать. Она всегда нас будет ждать, потому что это — Родина. Предназначение у нее такое — ждать нас и наших свершений. 
Родина моя.
Чтобы никого не обижать, мне надо не писать, не рисовать и не улыбаться.
Сегодня меня можно забанить, или плюнуть в меня можно. А во времена Сталина меня бы застрелили пулей. И расстреливали бы те, на кого даже этой пули жалко.
Я всегда говорил, что все эти организации, союзы, да и вообще всякая другая неполноценность, оформленная в группы — нужна. Любые коллективы нужны, чтобы мне и таким как я одиночкам завидовать.
Завидовать надо в коллективах, с умным видом и под чашечку кофе. Тогда это называется — бомонд. Он тоже нужен, чтобы мне завидовать. Потому что коллективом столько картин не написать, и столько денег не заработать. Чтобы получить столько денег, не написав ни одной стоящей картины, коллективам нужна страна.
Мне нужна — Родина.
Я Родине нужен один. И именно между Эрмитажем и Русским музеем нужен один. Как пример, что на Руси хорошо живется и тому, кто от Руси ничего и не просит.
Родина моя.
Сегодня — это моя галерея. И что бы ни было завтра — все будет моей Родиной.
Родина — это все, что я вижу и все, что меня ждет.
И от меня.
Ждет.

Дмитрий Кустанович. Синий вечер. Из серии «Питерский двор»

Дмитрий Кустанович. Синий вечер. Из серии «Питерский двор», 70x80 см, 2012