Дмитрий Кустанович. Шмель

Как-то я похвастался своим самым коротким рассказом. 
Вот он: 
«На даче. 
В детстве я нашел муху. Она лежала между оконными рамами и была дохлой. Солнце, огород и друзья за стеклами ждали мое детство. Я смотрел на муху.»
Мне этот содержательный рассказ чем-то нравится до сих пор, но интерес к нему перебивает другой, более многословный, уже не мой рассказ, который я услышал от ребенка в зале своей галереи. Мальчик просто отвечал маме:
«Я открыл пакет с соком, потому что там есть вода.»
Такие откровения для меня важны. Там есть живопись, мысль и глубина переживаний.
С особым вниманием я люблю изучать гербарии и всегда радуюсь, когда в книге попадается что-то. У меня даже лупа есть, правда для марок. Я смотрю, и понимаю...
Этого шмеля я не сушил и не приписывал ему никаких литературных форм, но постарался придать ему — Понятие.
Философ Джордж Эдвард Мур отметил:
«Образование гибельно для всякого, кто имеет задатки художника. Образование следует оставить чиновникам, и даже их оно склоняет к пьянству.»
Можно закончить в духе неореализма Мура, определив факт в форму суждений, и согласиться, что бытие мира есть бытие понятий. Тем более что я уже успел убедиться, что понятие постигается интуитивно и вступает в отношения с мыслью.
К примеру, мой эксперимент «Бабочки», который я осуществил лет 25 назад. Меньше года понадобилось, чтобы про эту мою забаву заговорили вполне серьезные коллекционеры и зрители. И они рассуждали, мыслили...
В дальнейшем, через новые серии, введенные мною эстетические понятия периодически постигались, постигаются, и так же как и раньше интуитивно вступают в отношения с мыслями зрителей. Я рад этому...
Шалю и восторгаюсь!
Пусть в этот осенний день этот шмель еще раз немного поработает для вас!

Дмитрий Кустанович. Шмель

Дмитрий Кустанович. Шмель, 50x40 см, 2021