Дмитрий Кустанович. Росчерки

С возрастом растут уши и нос. Такую особенность я пытался доказать эстетически, но вскоре убедился, что мнение художника ни в чем не противоречит мнению, к примеру, физиолога.

Растет все, что не костенеет. И это — наука.

От чего спасает эта красота, да и зачем, тут у каждого как бы... В одной из бесед я признался, что красиво все, кроме одинакового.
Среди читающих наверняка есть те, кто и так понял, о чем это я и к чему, поэтому понятие тождественности, как философской категории, выражающей равенство, мы не тронем.

Слово «одинаковость» само по себе разнится от своего же понятия достаточно определенным и определяющим звучанием. Одинаковость зловредна не только для ума, но и для всего организма. В конце концов, она просто — не красива.

Чтобы не усложнять соцсетевой стиль и остаться в ваших глазах удобно-усвояемым, попробую, как всегда, лишь немного и провокационно...

Повторяющаяся мерзость и повторяющаяся добродетель. Два явления рода человеческого предлагают себя в разных видах ежеминутно и, что важно, — с отклонениями. Понятно, что «всяк человек ложь», и не всяк — всяк, но представим крайности. Что выбираете? Лично я бы сначала обидел очередную , на мой взгляд, сволочь, а после сожаления и мук покаяния написал бы очередной шедевр. После чего примкнул бы к добродетели. Добродетель меня, конечно, сначала бы не приняла, но после, по своему свойству, — простила. Диалектика прослеживается. С эстетикой понятнее, т.к. уже много веков она спокойно существует в сферах прекрасного и безобразного. Человеку существовать сложнее от желания к чему-либо примкнуть. Правда, художнику легче — на холсте шалит, дома — пытается быть человеком. Но вернемся к крайностям, к которым, как вы понимаете, я не готов, тем более уже чувствую, как вы со мной медленно соглашаетесь: С чем—то одинаковым долго в этой жизни не протянешь (прошу не путать с постоянным).

Мои росчерки сводят меня с ума, предотвращают старение и заводят в глубь.
А ведь все просто — разные они. При том, что уши и нос уже успели вырасти.

Дмитрий Кустанович. Росчерки

Дмитрий Кустанович. Росчерки, 35x45 см, 2021