Дмитрий Кустанович. Раннее утро в Петербурге

Вы мне так много пишете, я должен что-то ответить. 
Это только сейчас я привык, что начинают манерничать моими манерами, мыслить моими мыслями и шутить моими шутками. Пожалуйста, начать — не закончить....
А тогда...
Оправдать доверие зрителя очень сложно и важно.
В своем раннем творчестве основной акцент я ставил на «первый сигнал». Расчёт на тех, кто готов вместить второе, третье и последующее предполагался, но тогда меня устраивали любители эффектов, потому что своим вниманием они популяризировали начало моей творческой мысли, за что я им благодарен до сих пор.
Лет через десять прозвучало первое: «так вот оно чё», и я увидел тех зрителей, которые за крыльями бабочек и мокрыми зонтиками — усмотрели! Ахнули. И благодарили за мурашки...
Вот после этого я начал смело внедряться в пространство, будучи уверенным в том, что не ошибся.
На следующем десятке я самоуверенно парил и углублялся.
Еще десяток — матерел.
Вот уже 50 лет, как я в своем творчестве, и 30, как в своей живописи. Никакого членства, помощи и поддержки извне. Всё — сам и с семьей, по принципу — «кто со мной, тот — герой...».
Чем не сюжет для авантюрного романа.

«Молодое вино в ветхие мехи» — очень не то же самое, что молодое творческое счастье во взрослое тело. Взрослому телу подходит молодое творческое счастье. Поэтому где-то я промолчу, в чём-то даже поосторожничаю, а вот что-то очень даже начну и буду развивать.
Всё это я написал, чтобы сказать — спасибо вам, мои дорогие зрители за поддержку!
Столько слов и писем, наверное, не просто так.
Только Бог знает, как вы меня еще понимаете?...

Дмитрий Кустанович. Раннее утро в Петербурге

Дмитрий Кустанович. Раннее утро в Петербурге, 80x60 см, 2017