Дмитрий Кустанович. Пафос

Наверняка с этим термином игрался не только Маяковский, но и многие другие гениальные форменные безобразники, видя в том определенную иронию. Но вряд ли кто-либо предполагал, что придет время, когда в любой честности будет усматриваться этот самый пафос. 
После обид мирового масштаба со мной уже стали мириться те, кто раньше называл меня ватником и приписывал мне этот самый пафос. Это хорошо. Очень хочу думать, что люди начали разбираться.
Снегири — это тоже своего рода пафос. А точнее, тот невинный и наивный лозунг, который очень убедительно провозглашает эстетику детского мира. Это особая эстетика. Можно сказать — эстетика светлых крайностей.
Определить же несколькими словами эстетику взрослую — невозможно. Но мне показалось, что французский драматург Эжен Ионеско, основоположник эстетического течения абсурдизма, чьи слова я совершенно случайно встретил, сказал именно про это: «Люди всегда стараются найти причину любого доброго поступка. Мы боимся чистого добра и чистого зла».
Я хочу лозунговать снегирями о мире. Для этого каждый год, особенно к Новому году, оформляю свою галерею снегирями. Как и бабочками, синичками, воронами, шмелями, стрекозами, жуками и даже котами. Городскими дождями и снежными зимами, природой и разными другими откровениями, которые провозглашают мир.
Снегири — это тоже Родина. Всё в моей галерее — Родина. Но вот именно снегири — это очень искренний мир, который живёт у каждого в его открытом незамерзающем окошке, которое называется, тоже для кого-то пафосным, словом — Сердце.

Художник Дмитрий Кустанович. Снегири

Дмитрий Кустанович. Снегири, 60х70 см, 2023