Дмитрий Кустанович. Новогодний экран

Если в очередной Новый Год после очередной рюмки мы в очередной раз отметим, что очередные голубые огоньки стали ещё старее и голубее, тогда нам окончательно станет понятно, что слова «патриотизм» и «нравственность», за которые каждый на своем месте сегодня воюет, — только для тех, кто воюет. Или для матерей, жён и близких тех, кто воюет. Но мне почему-то до сих пор очень хочется думать, что такого плевка в народ в этом году не допустят. Как— никак новогодний экран — часть новогоднего стола.

Введение в попсоведение (ежегодное).
В XVI в. Монтень уже подчеркивал одиночество человека в результате отхода от религии, предлагая развлечения. Через сто лет, когда в период Реформации уже была создана коммерческая культура, Паскаль высказался против «полной подчиненности человека самоубийственной суетности». Грубо говоря, что для Монтеня средство самосохранения, то для Паскаля — самоубийство. В любом случае процесс не остановить и уже к середине XVIII в. появились «деятели культуры», которые специализировались на удовлетворении нужд и, следовательно, пошли первые противоречия между художником и потребителем. А вот уже к XIX в. можно отметить промежуточный этап, когда художники воевали за красоту и правду путем приобщения среднего класса к произведениям великих мастеров. «Они сражались со всякими литературными манипуляторами и имитаторами, которые совращали публику прежде, чем ее удавалось воспитать» (Лео Лоуенталь. Кстати, профессор Калифорнийского университета ненавистной для нас Америки). Идеологию XX в., которая служила важнейшим орудием «превращения идей в социальные рычаги», мы застали, описывать излишне, хотя и «сокращать слова до смысла» не всегда получается. Наш же век нового безмыслия оказался достаточно предсказуем не только фантастами. К нему шли, его получили, в нем живут и достаточно нешуточно и по-взрослому умирают.

Мне, как художнику, нравился наш век своей непосредственной честностью. В нем было видно всё. И ум, и глупость. И только последние годы стало не по себе. Или слишком много этого, или культурный баланс нарушился, или у меня что-то очередное возрастное. А может всего лишь хочется перевернуть страницу, а она как будто склеилась. А ведь это так важно — переворачивать страницы.
А может, нас, умных, уже слишком много стало на один экран. А может, их много на одного умного. А может, именно сегодня почему-то хочется увидеть результаты всей мировой культуры и узнать, в какой момент мы сумеем от всего этого отвернуться. А может, мы не хотим отворачиваться. Страну отстояли и экран должны отстоять, тем более новогодний.
А может, мы ничего и отстаивать не хотим. Нам ворчать интереснее.
Вы как хотите, но каждый Новый год я жду новых молодых песен, от которых дальше жить хочется.
Воспитание у меня советское.

Художник Дмитрий Кустанович. Синий вечер. Из серии «Питерский двор»

Дмитрий Кустанович. Синий вечер. Из серии «Питерский двор», 70х80 см, 2012