Дмитрий Кустанович. И старым бредит новизна

«И старым бредит новизна» 

Моя задача как художника и человека — сохранить в себе совковое мышление. Оно (мышление) человечно, в меру религиозно и, что главное, — более духовно, чем нравственно. От того и ненавистно для наших врагов, которых мы привыкли искать даже под диваном. 
Мир прекрасен в своей надежде. Рай не критичен по своим абсолютным нетронутым свойствам, потому и противится определителям сегодняшней нравственности. И духовность в нем не является термином.
Совок не учил жить с Богом. Он учил жить Богом. От того и был им принят на достаточно долгий срок за свою антикоммунистическую, антикапиталистическую, и любую другую безнравственность.
Срок я получил Божественный. Русский и — с дыханием. Он отверг придыхания, оставив свою необозначенную Правду.
Сегодня я на воле. Потому что этим совком черпал самое большую роскошь — знание и вдохновение.
Пост велик не отказом, а приобретением. А ещё возможностью сохранить себя для полного отдания Богу, со всеми своими косяками, которые в полной мере известны только Ему.
Интересно ещё и то, что от некоторых своих обжитых и отлаженных косяков мне не хочется избавляться. И не для того, чтобы под конец обреченно преподнести их Богу. А скорее для того, чтобы перед Великим Обличением успеть оставить свою оберегаемую личностную нетронутую совковость на холсте.

Дмитрий Кустанович. Тихая аллея. Митрополичий сад. Александро-Невская Лавра

Дмитрий Кустанович. Тихая аллея. Митрополичий сад. Александро-Невская Лавра, 80×90 см, 2012