Дмитрий Кустанович. Куда уже проще

Куда уже проще 
Эти домики также доверчиво откровенны, и при этом сложны, как и простые карандаши. Но рисую я их красками. 
Карандашная зима. Каждый год рисую её в глухозимье. Это даже уже стало традицией — в середине зимы красками рисовать карандашную зиму. 
Ближе к весне мысли уже будут совершенно другими. И краски будут другими. Но рождаются новые мысли и новые краски именно от этих сухих семян, которые собираю в свою копилку впечатлений зимой, когда катаюсь на машине вдоль лесов и заброшенных деревенских домиков.
Таких домиков всё меньше и меньше. Придёт время, когда они исчезнут и всё будет уже в новых домиках, которые когда-нибудь станут для кого-то такими же карандашными, от которых так же будут рождаться всё новые и новые мысли.
Мы сегодня не создаём ничего нового, потому что противимся своей единственной старости. Мы только создаём ремейки из прошлого, выращенного кем-то. А сами, как приукрашенные консервы, не хотим красиво стареть. Мы не благодарим, мы противимся этому самому наимудрейшему факту старения. Мы не уступаем жизнь молодым из-за своего уверенного протеста против платочков и валеночек, которые нам уже так нужны. Мы не можем оставить им капельку тихой мудрости, потому что навязчиво противимся культуре своего старения, как главнейшей традиции в истории человеческой мысли и мировой культуры.
Для нас вроде уже стал неприемлем навязанный вульгарный мир, но при этом мы ещё не до конца понимаем главный и основной закон — чтобы что-то создать, надо, как минимум, умереть. И делать это надо с периодичным постоянством. Именно так, ежедневно и ежечасно, старели и умирали великие мужи, даже в самый разгар своей физической молодости. Каждый раз, перед каждым открытием, перед каждой картиной, перед каждой идеей, перед каждым словом.
Так ежедневно умирал Пушкин. Так ежедневно, умирали гении. Так умирали те, кто постоянно рождался и рождается перед нами до сих пор.
«У художника смерть всегда при себе, как у хорошего попа — молитвенник». Это Генрих Белль («Глазами клоуна»). Замечательные слова. Мы все на этой земле — художники. Художники будущего своих детей и своей вечности.
Куда уже проще.

Художник Дмитрий Кустанович. Карандашная зима

Дмитрий Кустанович. Карандашная зима, 55х70 см, 2024