Дмитрий Кустанович. Дерево, освещенное осенним солнцем

Первые морозы, солнце, ...! Мы — зеваем! 
Эту картину я нарисовал сразу же, когда, пылающий и правдоищущий, как пес после охоты, приехал из монастыря. Там всё «правдее, солнцевее и морознее». Так думалось мне тогда, — так я тогда искренне и думал.
Рай для меня — это когда все остается на месте, а ад — это когда ничего не меняется. Дарю.
Может, поэтому я стараюсь дружить с делателями, а пить с пользователями. Разница небольшая. Те и те зевают, но у делателя — в конце улыбка! Вот за эту улыбку я Родину продам. После этой улыбки — весь — Ваш, Ваш — весь.
Период, когда все «морозеет, солнцевеет...», я называю — скоро Рождество. С этого момента как бы уже, но надо чуть, и немного еще.
А еще этот период напоминает, что такое ощущение у меня было более 50 раз в жизни. На одну жизнь 50 раз многовато. Более того, можно только благодарить, что явления jamais vecuпо, jamais vecu, jamais su, jamais entendu (состояния, противоположные дежавю) только учащаются. И все потому, признаюсь, что к молитвам, с оглядкой и шёпотом, я добавляю свое скромное:
Спасибо, Господи, что иногда новею!

Дмитрий Кустанович. «Дерево, освещенное осенним солнцем». Из серии «Псково-Печорский монастырь»

Дмитрий Кустанович. «Дерево, освещенное осенним солнцем». Из серии «Псково-Печорский монастырь», 60x80 см, 2011