Дмитрий Кустанович. Боевой петух

Взрывать мозг — со временем перерастает в обязанность. Издеваться над зрителем — это и есть обязанность художника на этой земле. Дальше «Петуха» в этом деле я не пошёл.
Центр более центрее для центрующихся. Ко мне как-то приходили молодухи и просили родить от меня ребенка. Вот зря вы смеётесь. Религия у них такая, самцовская. А мне до сильного, да еще и самца, уже даже пыжиться не получалось. Значит, как-то перья я распускал особенно, и глазом, который сейчас дёргается, как-то так блистал, что вещи они такие стыдные мне говорили. 
И не говорите про мир во всем мире. Всё будет дёргать всех и всегда по принципу — «кто-то занял центр не по-моему».
Баньте, друзья, удаляйте друг друга, обижайте, мстите, недолюбливайте, завидуйте, создавайте свою, и только свою среду обитания! Свою Северную Корею, свою демократию, свой рай в шалаше, свою культуру, свой курятник! И — стойте!
Я вот всегда стою на границе своего. На стуле репетирую, а потом на кухне перед Наташенькой стою. И все нормалёвские друзья мои стоят на стуле и на границах своего.
Стоять надо так на своей земле, чтобы весь «золотой запас» соседних земель драпал от самого факта вашего стояния.
Тогда можно много чего в жизни не любить, при этом не злиться и оставаться красивым.

Дмитрий Кустанович. Боевой петух

Дмитрий Кустанович. Боевой петух, 70x80 см, 2015