О серии картин «Апостолы» Дмитрия Кустановича

Серия картин, о которой пойдет речь в данной статье, является важной вехой в развитии искусства художника Дмитрия Кустановича и требует отдельного вдумчивого и неторопливого разговора.

«Апостолы» - выдающиеся произведения религиозного жанра, рисующие образы святых. Следует сразу отметить, что эти произведения созданы вне иконографической традиции и не по канону. Эти изображения учеников Христа не претендуют на то, чтобы называться образцами сакрального искусства и не являются иконами. Они представляют авторскую интерпретацию образов святых апостолов в рамках светского искусства. Кустанович воплощает образы святых средствами именно светской живописи, выражая собственные мысли и чувства, вдохновленные христианской истиной.

Художник не называет имен каждого из апостолов, давая название только серии картин в целом. Для художника это еще один способ подчеркнуть, что образы являются его субъективным способом выражения христианского смысла. Не связывая себя рамками устоявшейся системы изображения этих персонажей, глубоко чтимой художником, Кустанович как бы сразу сообщает зрителю, что эти образы по определению не могут быть сопоставлены с образцами искусства, предназначенными для богослужений. Кустанович оставляет открытым вопрос «Кто из них – кто?», так как в противном случае непременно произойдет столкновение с традиционной иконографией образов. Художник не стремится к нововведениям в этом отношении, поэтому обобщенное «Апостолы» становится выходом из положения.

В живописи Кустановича «Апостолы» – образы, навеянные реальностью, конкретными впечатлениями художника, отражающие его мировосприятие. Именно поэтому логично предположить, что в них могли найти отражение черты реально существующих людей. Художник мог действовать сознательно, но также это вполне могло произойти и против воли автора. Могут ли в таком случае эти образы считаться портретами? Однозначно, нет. Дело в том, что «надстройка» над образом реального человека здесь слишком очевидна. Стремление к идеализации является безусловно преобладающим над стремлением к выявлению индивидуальных черт. Однако присутствие характерных деталей облика каждого из апостолов все же позволяет предполагать работу художника с конкретными типажами. Проникновенность образов позволяет разглядеть отдельные черты конкретных людей, возможно, долгую и кропотливую работу с натурой.

Художник Дмитрий Кустанович. «Апостол»

Картина Дмитрия Кустановича «Апостол»

Все персонажи – благообразные старцы, напоминающие своим обликом героев картин старых мастеров (в первую очередь, вспоминаются благородные образы Рембрандта, а также, более «беспокойные», подвижные по трактовке образы фламандцев). В образах апостолов Кустановича чувствуется стремление передать главную, руководящую характером черту каждого из этих героев. Примечательно, что художник избегает экзальтации, стремясь создать максимально честные и правдивые образы, к которым зритель мог бы испытать теплые, почти родственные чувства. Несмотря на всю экспрессивность, в них отсутствует мистический смысл, который увел бы зрителя от главной идеи произведений – выявления человечности в образах святых, демонстрации их связи с современным зрителем. В глазах апостолов читается такая теплота и такое сострадание к человеку, которые невозможно выразить словами.

С другой стороны, некоторые из образов будто бы находятся и в определенном конфликте со смотрящим. В их сосредоточенных взглядах иногда чувствуются ноты укора человеку, строгого вопрошания. Однако это ощущение преходяще, кажется, что это выражение тут же сменяется выражением светлой грусти, и в их лицах зритель прочитывает уже только робкое предостережение. Настроение живописных образов все время видоизменяется, живет отдельной жизнью. Лица апостолов выражают огромную палитру эмоций, при этом яркие эмоции сменяются нюансированными, присутствует бессчетное количество переходных состояний. Возможности взаимодействия, которые демонстрируют эти произведения посредством тончайше проработанной мимики, не могут не оказывать на зрителя сильнейший эффект.

Художник Дмитрий Кустанович. «Апостол»

Картина Дмитрия Кустановича «Апостол»

Некоторые из героев изображены как бы резко обернувшимися. Этот прием в портретной живописи используется со времен античности, а именно, фаюмского портрета. Эти портреты, выполненные в технике энкаустике на деревянных дощечках, считают первыми образцами станковой портретной живописи (несмотря на то, что вставлялись в мумию). Они запечатлевали образы умерших, заменив собой посмертные маски. Лица умерших, таким образом, казались очень живыми по сравнению с неподвижностью мумии. Символический смысл этого приема заключается в том, что умерший как бы смотрит из другого мира на живых, и его лик становится свидетельством бессмертия души. Подобным образом (чуть обернувшись) нередко изображают святых и на иконах. Создается ощущение, что и апостолы Кустановича также вглядываются в лица людей, пребывая при этом в ином измерении. Созданию этого эффекта способствует и манера письма. Лики старцев будто чудесным образом проявляются на холсте (есть ли в этом уподобление Спасу Нерукотворному?), их целостный облик собирается из мельчайших частичек, напоминающих какую-то органическую материю. Художник изображает апостолов без атрибутов, подчеркивая в них, в первую очередь, все человеческое, а не символическое. Эти образы как бы живут в реальном времени, их становление происходит на глазах у зрителя и в его сознании.

Монохромная холодная жемчужно-серая гамма произведений становится символическим выражением идеи изображения мира «по ту сторону», мира, в котором цветовые взаимоотношения могут быть совсем иными, нежели в мире посюстороннем. В то же время, «туманный» колорит создает ощущение дымки, сквозь которую вглядываются в наш мир апостолы. Такое цветовое решение также делает изображения похожими на древнюю фресковую живопись, что сообщает им дополнительную идейную нагрузку. Кажется, будто это исчезающие образы древней живописи, полные духовной энергии. Серую дымку можно трактовать и противоположным образом, как образ мира посюстороннего, образ затуманенного сознания современного человека, сквозь который проглядывают лики святых. Они больше похожи на тени, видения, образы бесплотных созданий, воплощающие собой подлинную духовную энергию.

В иконописи изображения святых традиционно прорабатывается ассистом, золото присутствует и в качестве фона и означает божественный свет. В светской живописи на религиозные сюжеты мы также можем встретить подобные решения: идея святости будет выражаться посредством желтого, золотого или белого цветов. В то же время, Кустанович избегает употребления этих красок, как избегает и изображения нимбов и других атрибутов святых. Вероятно, дело в том, что в иконе каждый цвет обладает конкретной символикой (как и атрибуты – отсылают к конкретному персонажу евангельского мифа), поэтому использовать эти знания и при этом не опираться на каноническую систему, где все предельно взаимосвязано, взаимообусловлено и выверено, означало бы не просто не соблюдать канон, а разрушать его.

Если оглянуться назад и изучить образы апостолов в истории религиозной живописи (не рассматривая при этом иконы), то можно уловить определенные устойчивые черты в их изображении, при том, что произведения в целом будут очень сильно отличаться друг от друга. К образам апостолов обращались такие западноевропейские художники, как Эль Греко, Караваджо, Дюрер, Рембрандт, Рубенс и многие другие. Для многих образ апостола ассоциировался с хорошо знакомыми им людьми, именно в образах современников великие живописцы нередко искали одухотворенные черты учеников Христа. Как правило, все они подчеркивали человечность своих персонажей, наполняя произведения подлинным гуманистическим смыслом.

Образ апостола – образ ЧЕЛОВЕКА, прозревшего истину о Боге и несущего ее людям. Апостолы – это, в первую очередь, смертные люди, которым чудесным образом открылась истина о том, что бытие человека не заканчивается с его жизнью на земле, но продолжается на небе, что покаянием искупаются грехи этой жизни, и что через веру во Христа человек получает путь к Царству Небесному. Именно понимание этих истин и приближает их ко Христу, и они должны нести это знание людям, чтобы и они уподобились Иисусу, добровольно принявшему мучительную казнь во имя избавления людей от грехов. Кустанович изображает не просто просветленных людей, но убежденных проповедников, настойчиво обращающихся к зрителю. В их образах читается твердость характера и непоколебимость веры, в то же время них присутствует кротость и спокойствие. Большеглазые лики апостолов отмечены сильным внутренним напряжением. В их взглядах чувствуется непостижимая мудрость, недоступная большинству людей, достигаемая только настоящим благочестием и страданиями.

Нельзя не отметить и то, что эти образы имеют очень торжественный характер. Изображая именно лики (художник выбирает не поясное и даже не погрудное изображение), художник сталкивается с очень сложной задачей – преодолеть статичность персонажа, изображаемого в фас и при этом так крупно. Тем не менее, мастеру удается передать динамику образов. Акцентируя внимание на чертах лица, мимических особенностях персонажей, Кустанович рассказывает целую историю жизни этих людей. В каждой морщинке, отметившей лицо, мы прочитываем особый смысл, видим достоверную историю, стоящую за этим образом. Однако динамика достигается не только при помощи проработки мимики, но и благодаря манере письма в целом, а также построению композиции, где одну из важнейших ролей играет фактура.

Художник не случайно приближает лики апостолов так, что овал лица растворяется, его границы становятся расплывчатыми, и зритель в первую очередь обращает внимание на глаза этих людей. Они написаны немного в иной манере, сознательно выделены художником. Им свойственна какая-то необыкновенная яркость и, вместе с тем, прозрачность, ясность. Они действительно становятся изобразительным воплощением метафоры «зеркало души». Эти образы говорят со зрителем посредством своего взгляда, кажется, что они действительно способны остановить проходящего и вступить с ним в молчаливый диалог.

Уста некоторых из них приоткрыты, будто готовятся поведать миру о его судьбе, кажется, что из уст вот-вот сорвется пророчество, выражения лиц полны тревоги и беспокойства, и, вместе с тем, – заботы и отеческой нежности.

Другие – сомкнули уста в сосредоточенной задумчивости, будто в сомнении относительно возможности высказать зрителю всю правду.
Не меньшее значение приобретает в этих образах и поэтика волос. Апостолов всегда изображали с довольно длинными, нередко – вьющимися волосами, благородно обрамляющими лицо. Развевающиеся пряди создают эффект «распыления» образа. Он как бы присутствует одновременно в двух мирах, и пространство его бытия не ограничивается рамкой картины.

Выражения лиц апостолов сложно описать и охарактеризовать при помощи эпитетов. Они выражают целую гамму чувств, доступных для понимания только тем, кто понимает величие их опыта, может разглядеть трудный путь к спасению, стоящий за каждым из них, ощущает неразрывную связь этих героев с собственной личностью. Их образы более многогранны и сложны нежели образы портретные, ведь здесь присутствует как индивидуальные черты, так и стремление к обобщению, типизации, созданию образа, наделенного универсальным смыслом.

Художник Дмитрий Кустанович. «Апостол»

Картина Дмитрия Кустановича «Апостол»

Картины из серии «Апостолы» естественно и органично вписываются в образную систему искусства Кустановича. В патетичной и экспрессивной форме они воплощают те смыслы, которые находят отражение и в пейзажах, и в сюжетных композициях художника. В «Апостолах» мировоззрение Кустановича проявляется наиболее откровенно и ярко. Через образы этих персонажей евангельской истории художник как бы произносит собственные мысли, выражает личные переживания. Образный смысл этих произведений заключается не только в транслировании христианских ценностей, в них много универсальных, а также, исключительно художественных смыслов. Эти образы являются воплощением абсолютной красоты и добра, которые в философии христианства являются неотделимыми друг от друга категориями.

Для Кустановича это во многом и художественный эксперимент. Нетипичны для художника как выбор жанра, так и манера живописи, композиция, цветовое решение.

«Апостолы» являются очень цельными и зрелыми произведениями, в них воплотилось все то, что в течение нескольких лет аккумулировалось в сознании мастера и должно было найти свое художественное воплощение. По глубине замысла и мастерству его выражения с этой серией могут быть сопоставлены серия «Старые труженики» и «Русское». В этих работах художника выражена идея в чистом виде, найдена именно такая форма, которая становится абсолютным воплощением главного смысла произведения.

Есть довольно распространенное мнение о том, что любое произведение художника, будь то пейзаж, натюрморт или портрет какого-либо человека, всегда отчасти – автопортрет, то есть, несет в себе частичку «Я» самого художника. Это означает, что произведение выражает не только то, что сознательно вместил в него мастер, но и то, что вошло в произведение само собой, вне зависимости от воли художника. Автопортретность более свойственна одним и менее – другим художникам. Кустанович, вероятно, относится к тем живописцам, в произведениях которых черты их личности отражаются достаточно отчетливо. Большинство тем, образов и сюжетов выбраны художником по наитию или в силу того, что они имеют отношение к его собственной жизни, к его бытию. Образы апостолов – не исключение. Это, своего рода, исповедь художника, его способ глубокого и откровенного разговора со зрителем и с самим собой. В них присутствует все то, что невыразимо посредством слов, но пребывает в душе автора. Было бы неверным пытаться найти в апостолах черты лица или черты характера самого художника, автопортретность заключается не в этом. Через образы апостолов художник выражает собственные чаяния и надежды, позволяя зрителю наблюдать этот диалог художника с самим собой.

Посетитель персональной галереи художника или виртуальный зритель может задаться вопросом относительно того, как картины из серии «Апостолы» будут существовать в реальном интерьере, насколько уместно помещать эти образы в пространство повседневной жизни человека и как их разместить в этом пространстве. Действительно, картина – это не только декоративный объект, но почти живое создание, которое должно иметь возможность раскрыться и жить в том пространстве, в котором оно находится. Однако, в первую очередь, она должна быть созвучна, конгениальна мироощущению ее владельца. Здесь абсолютно неприменим прагматичный подход. Эти произведения требуют если не предстояния, то исключительно внимательного и уважительного к себе отношения. Образы апостолов действительно звучат высокопарно и величественно. Они смогут раскрыться в том пространстве, где присутствует стремление привнести в среду ощущение умиротворения, где владелец озадачен не только декоративным решением пространства, но и идейной нагрузкой, которую имеют почти все вещественные предметы. Эти произведения могут стать настоящей жемчужиной коллекции и интерьера. Однако если все же поднимать вопрос о грамотном размещении этих произведений, то нелишним будет сказать о том, что наилучшим образом они могли бы раскрыться в просторном и светлом помещении, не перегруженном деталями. В силу особенностей композиции – стремлении совершить выход за пределы плоскости холста, возможно, эти произведения могли бы существовать и без рамы, ведь в этом случае граница мира вымышленного и мира реального фактически исчезает, образ взаимодействует со зрителем более активно. Вопрос выбора рамы очень сложен, но к этим произведениям вряд ли подойдут виды багетов, углубленные внутрь, подчеркивающие перспективное сокращение. В данном случае художник не пользуется законами прямой линейной перспективы, поэтому в союзе с вышеописанной рамой эти работы будут ощущать себя некомфортно. Конечно, эти произведения не должны соседствовать с другими живописными композициями, в противном случае идейная нагрузка этих образов и их ключевой смысл бесследно растворятся.

Нельзя забывать о том, что во все времена люди украшали свои дома образами, в том числе, религиозными. Искусство и культ долгое время были неразделимы, поэтому отзвук сакрального образа может нередко присутствовать и в произведениях светского характера. Могут ли эти произведения служить украшением помещения? Безусловно. Красота – ключевая категория в искусстве Кустановича. Красота, понимаемая как нравственность, воплощение добра и истины должна присутствовать в каждом произведении искусства, считает художник.

В этих произведениях присутствует образ времени. Они как бы живут собственной жизнью, вступают в диалог с пространством вокруг себя и человеком. Это очень ценное качество для живописи, претендующей, кроме всего прочего, на то, чтобы находится в интерьере и долгое время быть интересной своему обладателю. Это нечто несоизмеримо большее и ценное, чем декоративность.

Художник Дмитрий Кустанович. «Апостол»

Картина Дмитрия Кустановича «Апостол»

Нельзя не отметить, что произведения серии «Апостолы» Дмитрия Кустановича выражают посредством своих образов исконно русские ценности (духовные, культурные, эстетические). «Русская тема» является одной из главных в творчестве художника. Ее действительно можно назвать всеобъемлющей. В рамках этой темы художник создает свои пейзажи, в том числе, городские, с видами Северной столицы, сюжетные композиции и многие другие произведения. В некоторых работах эта тема звучит величественно (например, «Купола» из серии «Торжество Православия»), в других – тихо и спокойно. «Русское» - это не только эпически трактованные образы, но также тихий пейзаж, незамысловатая сцена из повседневной жизни и быта. Сегодня Кустанович развивает в своем творчестве тему православной России. В эту тему включены и образы «Апостолов», поскольку они тоже являются очень «русскими» по своему звучанию. Художник создает эти образы с опорой на знание русской души, русского характера и безошибочно точно передает средствами живописи едва уловимые, но свойственные именно русскому человеку эмоциональные характеристики. Такими они встраиваются в формулу образа России в творчестве художника.

Не менее важно и то, что произведения этой серии (как и все произведения художника, имеющие отношение к теме «Православная Россия») включены в контекст современности. Они не просто обращаются к вечной теме, но реализуют ее таким образом, через ту форму, которая является сегодня актуальной, а значит, понятной, доступной современному зрителю. Это позволяет влиять на него, доносить важные идеи и побуждать его к определенным действиям. Сегодня, в эпоху глобализации, всеобщей унификации и универсализации, идея продвижения национальных традиций и ценностей является, безусловно, очень своевременной.

Художественный рынок сегодня становится серьезным инструментом актуализации и интеграции в общественное сознание тех или иных идей. Что может и должен предложить художник современности? Какие идеи должен доносить до современного зрителя? Каждый решает этот вопрос для себя сам. Очевидно одно: в искусстве идет глобальный эксперимент, поиск новых идей и средств. Однако есть смыслы и истины, которые уже прошли проверку временем и никогда не исчерпают своей актуальности. «Апостолы» вновь актуализируют абсолютные ценности, поднимают вечные вопросы, которые волнуют обывателя сегодня все меньше и меньше. «Апостолы» принадлежат к числу тех работ, которые формируют новый контекст нашей действительности, становясь точкой опоры, ценностным ориентиром для зрителя. Именно в такого рода произведениях рождается преображающая сила искусства.

Будучи православным христианином, Кустанович как художник выступает против «комфортного», «бытового», «удобного» православия. Как художник, по-своему старается обратить внимание зрителя на истинные православные ценности, в которых главными являются покаяние, внимательное изучение Евангелия и толкований святых отцов и память о том, какой ценой нам дарована возможность спасения.

Искусствовед Майя Штольц